Последние новости
Группа MY DYING BRIDE попала на пятое место в рейтинге «10 лучших дум-альбомов всех времён» по...
Группа MY DYING BRIDE дала первое в своей истории выступление в Бразилии. Концерт прошёл в клубе...
Ближайшие концерты
  • Суббота, 22 июня 2013 - Hellfest
  • Суббота, 13 июля 2013 - Seven Festival
  • Пятница, 26 июля 2013 - Metaldays, Tolmin, Slovenia
Цитата группы

"Мы всегда стремились делать наши работы по-настоящему металлическими и тяжёлыми, но в то же время простыми"

Аарон Стейнторп

Аарон Стейнторп: "Место, где мы живём, действительно очень вдохновляет, особенно на севере страны."

Аарон, идейный вдохновитель и мрачный фронтмен группы My Dying Bride ко всему процессу подошел со всей своей английской чопорностью - отвечал на все вопросы коротко и по делу, не откровенничал, но зато ответил без промедления. Вообще, лично для меня этот человек всегда был полной загадкой, и даже личное общение с ним ни на толику не убавило той таинственности, что окутывает этого печального аристократа тяжелой сцены. Формальным поводом этого интервью стал новый альбом группы, For Lies I Sire, а в действительности же просто хотелось узнать, когда уже они до нас, наконец, доедут! И вот, музыкант по профессии, художник по призванию и поэт-романтик по жизни дает ответы на наши вопросы...

Aaron, помимо твоей занятости в группе, ты также занимаешься графическим дизайном и создаёшь иллюстрации. Насколько интересно для тебя делать иллюстрации для других групп? Всегда ли тебе удаётся воплотить в жизнь свои идеи?

Aaron: На самом деле, я просто создаю изображения для себя, а потом группы выбирают одно из них, понравившееся им или просто подходящее к их музыке.

Какие современные устройства ты используешь — компьютер, к примеру? Или ты придерживаешься классической живописи — кисти, бумага?

Aaron: Всё сразу. Рисунок, краски, фотография, цифровые носители. Важно не то, как ты создаешь картину, а то, что получается в итоге.

Созданные тобой обложки очень эпичные и мрачные. Ты создаёшь их до того, как написана музыка, или после? Это спонтанный процесс или ты пытаешься создать что-либо «в этом направлении»? И вообще — насколько важна для тебя визуальная сторона альбома — буклет, обложка?

Aaron: Когда я делаю обложки для My Dying Bride, то обычно сначала слушаю музыку, потом пишу лирику, которая помогает обозначить основные моменты, после чего создаю непосредственно изображение. Когда ты знаешь, какой у альбома стиль музыки, это очень сильно помогает в начале работы над изображением.

Будучи дизайнером ты скачиваешь альбомы других групп или покупаешь альбом вместе с буклетом? Критикуешь ли ты другие графические работы как профессионал?

Aaron: Я всегда покупаю диски в магазинах, потому что для меня лично релиз от группы — не только музыка. Это образ, чувства и лирика. Я хочу видеть фотографии группы и читать слова, которые они поют. Я хочу оценить вёрстку буклета — это даёт хорошее представление о стиле группы, а не только о музыке.

Вернёмся немного в прошлое, к альбому "34.788%... Complete". Этот альбом был встречен фэнами по-разному. Некоторым он очень понравился, а некоторым — совсем не понравился. Насколько мне известно, ты считаешь этот альбом не очень успешным экспериментом. Но сейчас, когда прошло некоторое время, и электронные семплы стали так популярными, возможно, он может получить вторую жизнь?

Aaron: Мне всегда нравился тот альбом, он бы и не вышел, если бы это было не так. Это было сродни азарту в то время, но это стоило того. Многие любят этот диск, равно как и многие ненавидят его, но самое главное для этой группы — что мы любим его. Мы сочинили то, что хотели услышать, а не то, что, как нам кажется, хотели услышать другие. Именно для этого мы изначально создавали группу.

Какой из альбомов MDB ты считаешь самым мрачным и депрессивным? Как ты думаешь, удалось ли тебе сохранить атмосферу полного отчаяния и безысходности по прошествии такого количества времени?

Aaron: Мой любимый диск — The Dreadful Hours, потому что он охватывает все элементы, которые можно ожидать от группы, подобной нашей. Он мрачный, зловещий и задумчивый, нем все атмосферно и эмоционально. Все лучшие элементы, которые мы стремимся создать, здесь наличествуют.

Скрипка всегда имела большое значение в вашей музыке. Какие инструменты, по твоему мнению, могут создать похожее настроение на альбоме?

Aaron: На самом деле, мы использовали скрипку только на половине всего материала, который вышел, поскольку не думали, что она так уж важна. Гитары — вот что самое важное для создания правильной атмосферы, а скрипка идёт как дополнение к ним, а не наоборот. Мы обходились без скрипки столько лет, так как не чувствовали в ней необходимости. Когда она возвратилась, мы были рады, но, конечно, не возлагали на неё никаких надежд.

A Chapter in Loathing — очень интересный трек, но он сделан не в стиле MDB. Он стоит особняком от всего альбома. В нём всё необычно, он больше подходит для блэк-металлических групп, чем вам. Что подвигло на создание подобной песни и почему вы включили его в альбом?

Aaron: Если оглянуться на наши ранние записи, то можно услышать дэт-металл, смешанный с думом и готикой, но мы любили также и блэк-металл, просто не включали его в свой материал в то время, потому что считали, что у нас и так хватает стилей. Сейчас нам понравилась идея смешать материал с блэк-металлом, чтобы получилось интересно. Люди ожидали, что мы сделаем одну или две интересных вещицы, и нам не нравится разочаровывать.

Не мог бы ты рассказать о процессе создания нового материала? Был ли новый альбом трудным в отношении сочинения и написания лирики? Много ли материала осталось невостребованным (если таковой был)?

Aaron: Во-первых, ничего не осталось — такого никогда не бывает. Когда мы сочиняем альбом, то удостоверяемся, что у нас получается около 60—70 минут музыки, и выпускаем всё это целиком. Обычно когда музыка готова, она теряет форму, тогда я добавляю лирику, и всё это потом собирается в студии. В редких случаях я сначала пишу слова и говорю группе, какую тему хотел бы видеть в песне, после чего мы сочиняем саму песню.

Альбом довольно разнообразный. Видно, что у вас было много идей, которые хотелось реализовать — разные вокальные стили, смесь стилей, нетипичных для MDB. Вам удалось воплотить все идеи, которые были, на этом альбоме? Вы не боялись, что альбом получится нецельным?

Aaron: Идея была в том, чтобы альбом не был одним куском, одним неделимым целым — это не концептуальный диск, это коллекция отдельных треков с темами, присущими My Dying Bride. У нас было много идей для нового диска, и мы использовали большую их часть, но у меня всё ещё есть несколько свежих идей для следующей записи.

На этом альбоме ты часто используешь речитатив. Это сделано для слушателя, чтобы он мог лучше понять слова?

Aaron: Не совсем так. Это было сделано для меня, чтобы я мог правильно произносить фразы и чтобы можно было гарантировать, что рассказ понятен. Я никогда не был лучшим вокалистом в мире, так что этот способ произношения хорош для меня.

В песне Santuario Die Sangue я отчетливо слышу ржание лошади! Очень странная вещь, почему вы использовали этот звук?

Aaron: Рядом с людьми, которые хоронили заживо женщину, находились лошади, и животные могут чувствовать, что человек находится в беде. В этом треке также поднимается тема вампиров, которая, будучи тёмной по своей сути, взбудоражит любое животное.

Судя по сочетанию различных элементов в этом альбоме, мы можем ожидать чего-то необычного в следующей работе?

Aaron: Возможно, но пока рано об этом говорить. Мы начнём сочинять новый материал не раньше начала 2010 года.

Во время прослушивания нового альбома я подумала, что он, вероятно, один из самых лёгких релизов в вашей карьере, но в нём всё-таки присутствуют и мрачное настроение, и депрессивная атмосфера. Как ты думаешь, тяжесть того или иного альбома — это неотъемлемый элемент при создании такого мрачного настроения?

Aaron: Я верю, что если делаешь музыку слишком тяжёлой, то это принизит значение настроения и темы, эта тяжесть будет подавлять всё остальное. Есть множество очень тяжёлых групп, которые используют тяжесть для привлечения фэнов, и им этого достаточно, но я думаю, что они теряют что-то другое, что группа могла бы предложить. Мы тоже довольно тяжелы местами, но мы не стремимся быть самой тяжёлой группой на Земле — всего лишь самой несчастной.

Можем ли мы ожидать реинкарнации трека Sear Me, который вошёл в дебютный альбом As the Flower Withers?

Aaron: Нет. Sear Me была отличной вещью, но будет смешно, если мы продолжим делать её.

Какой ты человек в повседневной жизни? Ты угрюмый и депрессивный или эти эмоции предназначены только для твоей музыки и сценического имиджа?

Aaron: Все мы бываем мрачными и депрессивными иногда, и, возможно, мне это состояние присуще немного больше, чем остальным. И когда я пребываю в таком состоянии, то рисую или сочиняю короткие рассказы или стихи, или пишу лирику для My Dying Bride. Я чувствую себя лучше и моё настроение улучшается, если я создал что-либо из-за своей грусти. Посмотреть мои жалкие работы можно на сайте www.azzron.com

Образ жизни в Великобритании создаёт предрасположенность к такого рода музыке? Великобритания представляется как страна дождей и туманов — подходящая погода для создания музыки, подобной вашей!

Aaron: Место, где мы живём, действительно очень вдохновляет, особенно на севере страны. Там часто идут дожди, и когда это происходит, я отправляюсь в долгие прогулки по тёмно-зелёным холмам и смотрю, как зловещие облака ползут медленно по небу. Настоящее место для поэтов и художников.

Не так давно по MTV показывали передачу, в которой тебе задали вопрос «Зачем вы используете рычащий вокал? Мы не можем разобрать слова!», на что ты пытался ответить, но тебя перебил барабанщик и сказал что-то вроде «Не верьте ему! Он поёт гроулом, потому что никогда не помнит слова! Поэтому при такой манере пения вы ничего не поймёте, если он ошибётся!» Часто ли случается такое, когда ты забываешь слова песни? Что ты делаешь в таких случаях?

Aaron: Мне нравится петь в очень агрессивном стиле порой, особенно если трек агрессивен сам по себе. Я не пою так много в этом стиле в настоящее время, потому что мы более печальные и менее злобные в данный момент. Это не имеет ничего общего с тем, что каждый вокалист забывает слова. Я выступил на многих концертах в этом году и ни разу не забыл слова!

Почему ты сменил гроулинг на чистый вокал, начиная с альбома The Angel And The Dark River? Ты решил учесть пожелания своих фэнов, или это было просто новым витком развития?

Aaron: Это называется развитием, и каждый должен попробовать это, поскольку зачастую это открывает целый новый мир идей. Я никогда не собирался оставаться стопроцентным дэт-вокалистом, поэтому был вопрос времени, когда всё это случится. После Like Gods Of The Sun я говорил, что хотел бы вернуться к дэт-вокалу, но никто не верил мне. Я сделал это, и все были шокированы. Это просто стиль, и он приходит и уходит по моему настроению.

Какой материал тебе больше нравится исполнять вживую? Тебе нужна особая атмосфера на сцене? Я думаю, достаточно трудно найти подходящую атмосферу на огромных фестивалях, в которых участвуют многие группы, принадлежащие к разным стилям — пауэр, дум, дэт, электронная музыка и т.д.

Aaron: Я предпочитаю выступать на маленьких концертах внутри страны, где у нас есть больше шансов проконтролировать все элементы, которые помогают создать правильную мрачную атмосферу. Фестивали за пределами страны трудны из-за разных жанров и отсутствия контроля за освещением и дымовой машиной, которая может прекрасно улучшить настроение песни.

Что вы чувствовали, когда выступали на сцене Paradiso (Амстердам, Голландия) и записывали двойной диск An Ode to Woe? Там же выступали Nick Cave, The Rolling Stones, Nirvana И Sex Pistols — это был обычный концерт или для вас это было что-то особенное?

Aaron: Да, это было особенное выступление, но по большей части из-за самого места, чем из-за этих групп. Всегда приятно выступать в этом клубе.

Вашей группе почти 20 лет. Вам удалось сохранить энтузиазм ваших молодых лет?

Aaron: У нас до сих пор есть энтузиазм, иначе, я думаю, мы бы уже распались. Также помогает то, что у нас появились молодые участники — это заставляет нас, более старших, работать усерднее.

На вашем последнем альбоме скрипка вернулась в вашу музыку, но скрипачка ушла. Shaun MacGowan — ваш постоянный новый скрипач?

Aaron: Да, Shaun выступает с нами уже весь год и уже хорошо освоился.

Ваш состав часто меняется в последнее время. Приносят ли новые участники новые идеи в группу? Чувствуете ли вы влияние этой «новой молодой крови»?

Aaron: Конечно, мы чувствуем их присутствие, но их вклад в реальное сочинение песен пока не дал о себе знать. Я уверен, что через какое-то время они начнут приносить больше своих идей и предложений, чего я очень жду.

Вы никогда не были в России, хотя получали много предложений. Какова причина этого? Можем ли мы ожидать, что увидим вас в Москве?

Aaron: Мы пытались приехать в течение нескольких лет, но наш агент не смог обеспечить контракт, по которому мы (и наша команда техников) могли бы приехать в Россию и вернуться назад. Я уверен, что мы приедем в Россию, так как хотели это сделать уже в течение многих лет. Одни из первых писем от наших фэнов пришли из России, так что пришло время воздать должное их доброте.

Вас считают отцами-основателями дум-металла. Что ты думаешь, когда смотришь на современную дум-сцену? Есть ли группы, которые ты лично рассматриваешь как многообещающие?

Aaron: На самом деле, я не только почитатель дума — мне нравится разнообразие стилей в моём металле, и я не заостряю внимание на дум-сцене так уж сильно, поскольку это становится довольно утомительным делом. Я обычно получаю сообщения от людей, которые мне говорят, какие группы стоит послушать, потому, что я ужасен в том, что касается осведомлённости о сцене.

Как ты думаешь, дум-дэтовая сцена имеет будущее?

Aaron: Конечно. У всех сцен есть будущее — вопрос в том, насколько большой она останется? Дум-дэт будет всегда. В одно время он будет гигантским направлением, в другое — очень маленьким, но останется.

Продолжаете ли вы общаться со своими бывшими участниками? Или с группами, с которыми выступали?

Aaron: Я не очень хорош в таких вещах, и единственный бывший участник, с которым я переписываюсь по электронной почте, это Martin. Я просто рву с прошлым.

Очень трудно талантливым людям (как правило) сосуществовать с кем-то в одной группе. Какие отношения в вашем коллективе?

Aaron: Ну, мы, кажется, пока справляемся. Известно, что мы потеряли нескольких участников за последние годы, но это не всегда было из-за музыкальных разногласий. Вне репетиций и турне мы видимся друг с другом время от времени, обычно в выходные за выпивкой, но всё ещё стараемся держать дистанцию, так как слишком много общения тоже трудно вынести.

На вашем официальном сайте ты написал, что больше всего ненавидишь находиться на сцене. Очень странное утверждение. Это действительно так или это шутка?

Aaron: Я бы предпочёл не выступать вживую, так как становлюсь очень нервным, я бы с удовольствием оставался дома. Я не тот человек, который нуждается в обожании толпы, чтобы чувствовать себя живым. Я художник, который работает аккуратно и спокойно дома, а выход на сцену для меня ужасающ, так что я мог бы легко прожить без неё.

Ваши соотечественники — Anathema и Paradise Lost — теперь исполняют другую музыку. Что ты думаешь об этом?

Aaron: Мне нравится то, что они делают, потому что они не боятся того, что подумают о них фэны, и они достаточно смелы, чтобы попробовать новые идеи, вместо того, чтобы играть один и тот же вид музыки всё время. Нужно иногда расправить крылья, или ты упадёшь на землю и погибнешь.

Ваш новый альбом имеет очень необычное и вместе с тем поэтическое название — For Lies I Sire. Что это значит? Какова концепция лирики?

Aaron: Лирика роется в обычных областях My Dying Bride: гибель, страдание, печаль, романтика, любовь — всё то, о чём мне нравится писать. Я оставлю возможность понять название самим фэнам.

В настоящее время музыку и альбом очень легко скачать даже до официального выхода. Некоторые музыканты ненавидят эту тенденцию, другие считают это хорошим способом раскрутки. Что ты думаешь об этом?

Aaron: Так как это незаконно, я не могу принять это. Это воровство у группы, которая своим трудом создаёт музыку. Вы не увидите никого из участников My Dying Bride, управляющего Porsche или носящего массивную золотую цепь, потому что мы не зарабатываем так много денег, и если всё больше людей будет скачивать музыку нелегально, мы не сможем снять студию, чтобы записывать новые альбомы. Так или иначе, я предпочитаю покупать диски, так как там есть фотографии группы, изображения, лирика и ноты, ссылки на сайты и предложения о покупке сувенирной продукции, что очень здорово.

Думал ли ты когда-нибудь создать обложку для альбома своей любимой группы?

Aaron: Несколько групп использовали мои иллюстрации для своих обложки, которые были фантастическими, и я с удовольствием пошёл бы дальше, если бы крупная группа подумала, что мои работы хорошо смотрелись бы на их обложке.

И, по традиции, несколько слов российским фэнам!

Aaron: Мы приедем в Россию — Я обещаю. Надеюсь, что скоро, если не в 2009-м, так точно в 2010-м году, надеемся увидеть вас! Будьте здоровы!

Спасибо за ответы и за уделённое время! Надеемся однажды увидеть вас в России! Украинское выступление было чудесным, я надеюсь, что ваши российские концерты будут даже лучше… когда-нибудь! Удачи! Пока!

Darkside.ru, 2009 год

 
© Русскоязычный фан-сайт группы My Dying Bride.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Полезные ресурсы
Связь с администрацией