Последние новости
Группа MY DYING BRIDE попала на пятое место в рейтинге «10 лучших дум-альбомов всех времён» по...
Группа MY DYING BRIDE дала первое в своей истории выступление в Бразилии. Концерт прошёл в клубе...
Ближайшие концерты
  • Суббота, 22 июня 2013 - Hellfest
  • Суббота, 13 июля 2013 - Seven Festival
  • Пятница, 26 июля 2013 - Metaldays, Tolmin, Slovenia
Цитата группы

"Да, во время агрессивных партий, когда я рычу в микрофон, меня, конечно, никто не понимает. Но голос так отменно подходит к музыке"

Аарон Стейнторп

Необычное интервью с My Dying Bride из журнала Rockcor

Возможно, для Аарона Стейнторпа, лидера My Dying Bride, это было самое необычное интервью за всю его долгую музыкальную карьеру - впервые с легендой doom metal общались не журналисты, а... коллеги по цеху, петербуржская sympho-dark команда Dominia, а точнее, ее отцы-основатели Антон Роса (вокал) и Дмитрий Ришко (скрипка, клавиши). Для этих людей My Dying Bride — не просто любимая команда, но один из эталонов великолепия саунда, классической романтики, изящности поэзии, превосходной техничности и эмоционального исполнения. Возможно, именно из-за такого непривычного контекста интервью Аарон был предельно откровенен, даже когда вопросы оказывались весьма неожиданными и даже провокационными. В силу необычайности ситуации мы позволили двум группам полностью дать волю чувствам и словам и, наконец-то, пообщаться без посредничества журналистов, «вечно упускающих из виду самое важное» и «задающих музыкантам совсем не те вопросы». Итак, интервью у одного известного музыканта берут другие, не менее известные. О том, что получилось в итоге, судить вам - разговор лидеров двух, пожалуй, самых интересных дарковых команд Европы был дословно записан и переведен без каких-либо изменений и ремарок...

- Вы никогда не были в России, несмотря на то, что здесь у вас тысячи поклонников, и мы были бы очень рады вашему появлению, хотя бы в Москве. Но в последние несколько лет среди фэнов активно курсируют слухи, что вы недолюбливаете русских или боитесь приезжать в нашу страну из-за каких-то странных стереотипов относительно политической и социальной ситуации...

- Я не знаю, откуда берутся такие слухи о моей якобы нелюбви к России, потому что это полная чепуха, я никогда не говорил ничего подобного и не давал оснований для измышлений на этот счет. Могу сказать, что мы уже давно отчаянно желаем приехать, мы знаем, сколько людей ждет нашего выступления. Более того, нам бы очень хотелось приобщиться к русской культуре, почувствовать неповторимый дух этой страны, увидеть достопримечательности Москвы и Петербурга, познакомиться с людьми... Многие годы мы пытаемся договориться относительно концертов, но промоутеры просто не могут дать нам никаких гарантий, что мы, простите за откровенность, элементарно получим гонорар - условия, на которых нам предлагают выступать, неприемлемы физически! И дело не в том, что мы требуем невероятные суммы денег за наше выступление - это, опять же, нелепые слухи, нам было бы достаточно возможности приехать, уехать, поселиться в отеле и принять душ после концерта. Но даже это кажется организаторам слишком сложным для выполнения условием. Не правда ли, смешно и нелепо? Я уверен, однажды мы сможем преодолеть эту полосу отчуждения и найти компромисс. И заявляю совершенно открыто - мы готовы рассматривать любые адекватные предложения организаторов о возможности концертов в России!

- Хорошо, будем надеяться, что это случится скоро... Давайте поговорим немного о вашем последнем альбоме, «For Lies I Sire». Он восхитителен сам по себе, и в нем есть все то, что нравится вашим поклонникам - как новичкам, так и старожилам. Это и старый добрый My Dying Bride, и внезапно проявившиеся в музыке романтические скрипки, это и классическое звучание, и новые веяния. Альбом абсолютно новый по строению концепции, в нем, как нам показалось, присутствует множество эмоциональных оттенков, передающих настроение каждой строки, каждой ноты... И не отпускает одна единственная крамольная мысль - в чем секрет вашей многолетней эмоциональной формы?

- Нет никаких секретов - ты просто сам себя держишь в определенном настрое, в надежде и уверенности, что в этот раз сможешь спеть или сыграть чуть лучше, чем в прошлый. Мы никогда не знаем заранее, как будет звучать очередной наш диск в момент, когда записываем первую песню. Однако, мы точно уверены, что в нем будет присутствовать та классическая часть, которую ожидают услышать наши старые поклонники, и будет что-то новое, оригинальное, неизведанное. А что именно - открывается только в процессе... Наверное, из-за этого наша работа не перестает быть интересной для нас самих.

- Следующий вопрос может показаться немного нетактичным, но хотелось бы его задать. В ранних работах, как нам показалось, довольно отчетливо присутствует тема наркотиков. Вы когда-либо пробовали... что-то такое? И, если да, то как это повлияло на ваше творчество?

- Heт. Мы никогда не употребляли наркотики, и, я предполагаю, ваши подозрения относятся к композиции «Heroin Chic», но это был всего лишь социальный комментарий на ситуацию, происходящую на городских улицах. Для нас это был неожиданный опыт - обычно мы не рассматривали в лирике события дней сегодняшних. Большая часть нашего творчества, если оценивать его с точки зрения атмосферы, не имеет никакого отношения к современности - мы предпочитаем брать за основу события, произошедшие сотни лет назад. Но в тот раз мы просто не смогли обойти вниманием тему, которая затронула нас слишком сильно. Поэтому мы нарушили свои принципы и сделали что-то вроде личного комментария к теме.

- Группа My Dying Bride всегда ощущалась как исключительно мужская, созданная для женщин. В последнем же альбоме в вашем составе появились дамы, и не на последних ролях... С чем эти изменения были связаны?

- В первую очередь, с умением достойно играть. Когда мы искали нового басиста, мы прослушали немало людей, и Лина оказалась просто лучшей из всех, кого мы увидели. То же самое касается и Кэти - она была лучшей клавишницей, которую мы могли представить, плюс она играла на скрипке, что было огромным бонусом. Сейчас Кэти покинула нас, чтобы продолжать свою карьеру, и мы взяли господина Шона, также по принципу свободного прослушивания - он оказался самым искусным из всех претендентов. Для нас неважно, мужчины или женщины играют в составе группы. Если ты лучший - ты получаешь эту работу!

- Вы будете смеяться, но... в сатанинских кругах вас рассматривают как христианскую группу, хотя в ваших интервью нет никаких намеков на религиозную тематику или увлеченность. Возможно, как предполагают некоторые критики, вам нравится использовать образ Христа и его страданий. Так ли это?

- Для начала еще раз проясню для особо непонимающих - мы не христиане! Религия - это то, что нас убивает, и я верю, что нам было бы гораздо лучше жить в мире без каких-либо религиозных обществ и воззваний. Мы используем определенные образы из западных религиозных концепций в песнях, когда это необходимо, и делаем это, потому что лучше всего знакомы именно с этой системой философии. Мы цитируем библию в песнях, но это не делает нас верующими. Цитировать великого философа - не значит самому быть мыслителем. Лично я убежденный атеист.

- Ваша музыка отличается сложностью в эмоциональном и содержательном смысле, у нее многослойная структура и очень четко прослеживаемый дуализм. Насколько ваше творчество можно считать персональным, основанным на личностных чувствах, переживаниях, опыте, отношениях?

- Большая часть написанного материала основана исключительно на личном опыте. Но не все, конечно. Зачастую вдохновение приходит ко мне извне: из ситуаций, которые окружают меня, из книг, которые я читаю, фильмов, которые смотрю, от людей, которых я встречаю, даже от архитектуры, если таковая меня поражает и заставляет осмысливать по-иному бытие. Я очень эмоционален по своей природе, многие вещи приводят меня в состояние творческого порыва, и, возможно, поэтому все это так отчетливо отражается в музыке - мои переживания и мое восприятие источников творчества....

- Каково ваше мироощущение?

- Сложное. Я считаю, что религия вносит в мир беспорядок. Люди ненавидят друг друга из-за своих убеждений, точнее, из-за разницы в таковых. У меня это вызывает слезы и стыд - почему происходит все это. Я люблю путешествовать, знакомиться с различными культурами, но увы, это не всегда взаимно - иногда я кожей ощущаю, как меня ненавидят за то, что я белый, за то, что я прибыл с долбанного Запада, где все люди - тупые ублюдки. Я принимаю всех людей, любых культур, кроме тех, кто старается навязать свои верования мне.

- МDB подарила скрипку миру металла. Каковы были ваши собственные ощущения, когда вы создавали первые песни с этим инструментом? Насколько ваши сегодняшние ощущения отличаются от тех, что были раньше?

- Скрипка всегда была случайной в нашем созвучии. Мартин хотел играть на бас-гитаре, однако к моменту его появления в коллективе место уже было занято, поэтому он предложил другой вариант - стать нашим скрипачом. И, скажу, это был великолепный опыт для нас. Когда же он покинул коллектив, мы просто продолжили без него, а сейчас скрипичная партия снова к нам вернулась, и случайность заключается в том, что мы хотели заполучить всего лишь клавишницу, а обрели намного больше. Скрипка - очень драматический инструмент, она прекрасна и незаменима, когда музыка построена на эмоциях, и она исходит из глубины сердца - именно скрипка будет превосходным аккомпанементом к этому созвучию.

- Мы также знаем, что слово и поэтика для вас очень важны, и вы практически единственный в современной субкультуре металла, кто способен оценивать по достоинству красоту речи в музыкальном творчестве. Более того, насколько мы знаем, вы поклонник Дэна Брауна, в том числе, его книги «Ангелы и Демоны». Что вы думаете об экранизации этого произведения?

- Ха-ха-ха! Экранизации никогда не будут настолько хороши, как книги. Исключением является «Челюсти», книга была полное дерьмо, а фильм получился потрясающий! Я думаю, что «Ангелы и Демоны» неплохое кино, но вам обязательно надо прочесть книгу для того чтобы понять детали.

- В вашем творчестве прослеживается четко две линии - поэтическая и музыкальная. Обе облечены в классические чистые формы и вызывают немалое восхищение среди поклонников традиционного и утонченного. Можете рассказать, каково было влияние классической британской литературы и музыки на ваше собственное творчество? И на сегодняшнюю субкультуру в целом?

- Вам лучше спросить у Эндрю о его части, а я отлично разбираюсь в обеих британских культурных традициях – и в музыке, и в литературе. В нашей истории множество великолепных композиторов и писателей, поэтому очень возможно, что они могли оказать влияние на все, что меня окружает. Быть хэви-металлической группой легко - это означает искать новые способы самовыражения, создавать музыкальные формы и инновации на основе тех же классических форм и базисов. Это сложная, кропотливая работа, если относиться к ней серьезно, но как раз то, что приносит нам удовольствие - такие мы странные люди. Мы никогда не играли просто рок-музыку, мы всегда делали нечто большее, уходили глубже, дальше, придавали больше значения происходящему, больше анализировали материал, с которым работали, и дифференцировали себя от других металлических команд, даже играющих в аналогичном стиле. Мы всегда хотели быть особенными, необычными, и, думаю, у нас хорошо получилось.

- Говоря об основах творчества, можно задать очень личностный вопрос - в целом, ваша музыка построена на страданиях, разрушении, самоанализе... Насколько это действительно личное, насколько сказанное соотносится с вашей жизненной реальностью, с каждодневными событиями? Вы играете дарк или вы живете дарком?

- Мы все живем этим, время от времени, и я не исключение. Я живу в темной и холодной Англии, на самом севере, и я люблю поэзию моего знаменитого земляка, который писал о любви и страсти в трагедиях, о романтике и эпических приключениях. Я прохожу за ним через все длинные мрачные тени, окружающие дорогу искусства, дорогу истинной трагедии, но я ощущаю комфорт в этом необычайном пути. Я сам пишу в стиле dark metal и сам создаю себе порой подходящую атмосферу - тяжелые занавеси на окнах, мерцающие свечи, кресло, обитое бархатом, перо в руках... Тени, которые свечи отбрасывают на мой стол, причудливым танцем отзываются на музыку, звучащую в моей голове. Я ловлю себя на мысли в такие моменты, что никогда не смог бы даже представить себя в роли серого обывателя, коротающего вечер с друзьями за парой пива и футболом. Хотя мне самому бывает не чуждо такое времяпрепровождение - но это всего лишь часть моей жизни, а не ее традиция и смысл...

- А что вы могли бы сказать об иных представителях сегодняшнего dark-поколения? О том, что представляет собой темная культура в целом? Исключая, конечно, вашу многолетнюю дружбу с группой The Prophecy?

Если быть полностью честным, я мало знаю об этом, не увлекаюсь особенно рассматриванием сайтов моих коллег и прослушиванием музыки, я не фанат современной культуры. Я работаю как музыкант, как поэт, и, это естественно, что мне не приносит особенного удовольствия кропотливое изучение творчества коллег. Думаю, это касается людей любой профессии. Мы стараемся избегать оценок нашей сферы в нерабочее время. Позвольте моему разуму хотя бы иногда расслабляться, я не могу есть, пить и класть с собой в постель исключительно хэви металл. Думаю, понятно, почему.

- И напоследок, что вы думаете об интерпретации ваших работ другими командами?

- Я думаю, что иногда это интересно - послушать кавер на собственное произведение, если он отличается от нашей собственной концепции и манеры игры. Я никогда не понимал слепое копирование песен другими группами - в этом, на мой взгляд, нет никакого творческого смысла. Песня никогда не будет звучать лучше, если она сыграна также, но ее альтернативная версия может оказаться порой красивее и интереснее оригинала.

Беседовали: Антон Роса, Дмитрий Ришко.

Перевод с английского: Борислава Меркулова.

P.S. По заверениям музыкантов My Dying Bride, уход из группы клавишницы/скрипачки Кэти Стоун не сказался на общем звучании. Пришедший ей на замену Shaun Macgowan, несмотря на малое количество репетиций, прекрасно вписался в состав. Однако называть его постоянным участником коллектива англичане не спешат. Ему дан испытательный срок длиною... в 30 лет. Вот такой образец английского юмора.

Rockcor, 2009

 
© Русскоязычный фан-сайт группы My Dying Bride.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Полезные ресурсы
Связь с администрацией